Куда «движется» Армения?

Куда «движется» Армения?

Социологический опрос, проведенный летом 2017 года Аналитическим центром по глобализации и региональному сотрудничеству (АЦГРС), показал серьезные изменения в настроениях армянского общества в отношении России и Европы. Опрос был проведен в ряде городов и сел Армении (Ереван, Гюмри, Ванадзор, Вайк, Егегнадзор, Мартуни и др.) и им было охвачено 900 респондентов. Из этих 900 респондентов 44,7% были из Еревана, а 55,3% из других регионов Армении, кроме того 55,1% опрошенных – женщины, а 44,9% – мужчины.

Главной целью раздаточного социологического опроса было изучение настроений армянского общества в отношении таких международных организаций как ЕАЭС, ОДКБ, ЕС и НАТО, а также России. Опросный лист включал пятнадцать вопросов, на которые предлагалось ответить респондентам. Опрос был анонимным, чтобы люди могли свободно высказывать свое мнение.

В настоящей статье приведем лишь некоторые из результатов опроса, которые говорят о серьезных изменениях в настроениях армянского общества в последние несколько лет. А также попытаемся дать ответы на некоторые из возникших вопросов:

– лишь 34,33% респондентов считает Россию стратегическим партнером Армении, а не считает этого 30,56% респондентов. 25,67% респондентов думает, что Россия обеспечивает безопасность Армении, а против этого мнения 30,56%. Около 56,33% респондентов считают отрицательным влияние России на переговорный процесс по Нагорному Карабаху и лишь 40,11% считают его положительным. Еще более критический настрой у граждан Армении в отношении Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ), куда входят Россия, Казахстан, Беларусь, Армения, Киргизия и Таджикистан. Так, лишь 15,78% респондентов считает, что ОДКБ обеспечивает безопасность Армении, а не считают этого 41,33%. Кроме того, 63,44% опрошенных считает, что ОДКБ не поможет, если Азербайджан начнет войну против Армении и лишь 31,22% верят в помощь ОДКБ.

Уже из ответов на эти вопросы видно, насколько критически настроено армянское общество в отношении политики России и ОДКБ. Для нас эти результаты кажутся логичными, т.к. после апрельской войны прошлого года, когда Азербайджан начал военные действия в Нагорном Карабахе, Армения не получила ни политической, ни военной помощи от своих союзников по ОДКБ. Очевидно, что граждане страны разочарованы в политике России и ОДКБ после их столь «странного» поведения. Заявления, сделанные Россией и ОДКБ, после серьезной эскалации в зоне карабахского конфликта, были запоздалые, а кроме того не отличались адресностью.

Кроме того, именно в период военных действий на карабахском фронте, когда азербайджанские военные, используя российские системы залпового огня, убивали армянских военнослужащих и гражданских лиц, официальные лица России цинично заявляли о том, что продажа сверхсовременного российского вооружения Азербайджану (сделка была на многие миллиарды долларов) – это всего лишь бизнес-проект. Очевидно, что в этих условиях, когда проводимая российским руководством политика в регионе Южного Кавказа столь «меркантильна», ожидать других результатов социологического опроса было бы очень наивно.

В связи с этим возникает много вопросов: первый – связан с обязательствами, взятыми Россией перед Арменией. Ведь Армения, являясь стратегическим партнером, могла рассчитывать на более серьезную помощь со стороны России. Эти обязательства регулируются десятками двусторонних Договоров, подписанных за 25 лет армянской независимости, в том числе – касающиеся российской военной базы, расквартированной в Гюмри (отметим, что эта база является единственным местом легального присутствия российских военных на территории Южного Кавказа). Договор о российской военной базе в Армении был подписан в марте 1995 года, сроком на 25 лет. В ходе состоявшегося в августе 2010 года государственного визита президента России в Армению была достигнута договорённость, в соответствии с которой срок пребывания российской военной базы в Армении был продлён до 49 лет, а также расширены функции этой базы. Если ранее российская военная база в Армении обеспечивала защиту границ Армении с Турцией, то после продления договора в функции базы входит также обеспечение безопасности Армении (т.е., предполагается вмешательство в возможное противостояние Армении и Азербайджана из-за нерешенного карабахского конфликта). Мы уже не говорим о «Договоре о дружбе и взаимной помощи между Россией и Арменией» от 1997 года и многих других договорах, обязывающих стороны поддерживать друг друга в кризисных ситуациях.

Во-вторых, Россия является сопредседателем МГ ОБСЕ, являющейся главным форматом решения карабахского конфликта. Поэтому недопустимо, что она, являясь посредником в решении конфликта, одновременно, продает оружие сторонам конфликта (как Армении, так и Азербайджану, правда Азербайджану продает в 20 раз больше оружия, т.к. у них больше финансовых возможностей). Тем самым происходит милитаризация Южного Кавказа с повышением вероятности возобновления военных действий в зоне карабахского конфликта. Собственно, в том числе и по этой причине 56,33% респондентов считают отрицательным влияние России на переговорный процесс по Нагорному Карабаху, как было представлено выше.

Серьезное влияние на настроения в армянском обществе оказало и отсутствие позитивных экономических результатов после членства Армении в 2015 году в Евразийском Экономическом Союзе (ЕАЭС). Еще в декабре 2014 года, когда в Национальном Собрании Армении прошло голосование по вступлению в ЕАЭС, практически все политические силы, включая оппозицию, проголосовали за этот интеграционный проект. В обществе также были серьезные ожидания, т.к. граждане Армении надеялись на то, что будет создан некий Союз, очень близкий по структуре с СССР, а значит, Москва начнет помогать Армении.

Аргументы, приводимые экспертами, в том числе автором этих строк, о том, что Россия не будет нести тех же обязательств перед республиками, что были в советские времена, что у Армении с ЕАЭС нет совместной границы, а значит, свободного перемещения товаров и услуг не будет, что для России это не экономический, а политический проект, что в России серьезный экономический кризис и т.д. и т.п., не сработали. Однако по прошествии двух с половиной лет, когда стали действовать разные инструкции и положения этой интеграции, которые напрямую ударяют по интересам простых граждан Армении, армянское общество начало понимать серьезность положения.

Действительно, согласно официальным данным, инвестиции в Армению, за время членства в ЕАЭС, упали в 2,5 раза, а экспорт армянской продукции в Россию и страны ЕАЭС составляет лишь 22% от всего армянского экспорта (что означает, что производимые в стране товары в основном реализуются на других рынках!). Серьезным ограничениям подверглась приграничная торговля с Грузией и Ираном, что ударило по интересам простых жителей приграничных сел Армении, а это не могло не отразиться на настроениях в обществе. Так, согласно вышеуказанному социологическому опросу, проведенному АЦГРС, около 50,67% опрошенных негативно оценивают членство страны в ЕАЭС. 

КАК РЕАГИРУЕТ РОССИЯ НА ЭТИ ИЗМЕНЕНИЯ НАСТРОЕНИЙ В АРМЯНСКОМ ОБЩЕСТВЕ?

Отмечу, что уверен, что в Кремле очень хорошо осведомлены о настроениях, доминирующих в последние годы в армянском обществе. Казалось бы, это должно было привести к смене, как подходов, так и методов работы в Армении. Так, если Россия традиционно работала с армянской бюрократией и олигархией, одновременно используя свою пропагандистскую машину (в Армении практически все российские телеканалы вещают без ограничений), то, в связи с создавшейся новой ситуацией, можно было ожидать смены акцентов в ее политике. Например, более активное сотрудничество с армянским гражданским обществом, либо независимым экспертным сообществом, имеющем серьезное влияние на настроения граждан Армении. Либо можно было ожидать перехода от непонятных и нетранспарентных экономических схем работы в Армении к реальным рыночным отношениям в экономике.

Однако, как показывают последние события, власти России предпочитают пользоваться «традиционными» методами работы. Так, в последние месяцы, участились нападки в российской и подконтрольной ей армянской прессе на независимые армянские общественные организации (NGO), а также – известных экспертов и правозащитников, борющихся в Армении за демократические реформы, установление верховенства закона, за многовекторную внешнюю политику, свободные СМИ и т.д.

Разные российские СМИ, политики и эксперты, заявляют, что эти армянские общественные организации и эксперты являются врагами российско-армянской дружбы, и они, якобы, хотят дестабилизировать Армению. В этом «хоре» нападок слышны также голоса армянских малоизвестных экспертов и подставных общественных организаций (GONGO).

Мне кажется, что это очень недальновидная политика, которая приведет уже и к тому, что критические к России настроения в армянском обществе «перекочуют» в политическую среду. Действительно, если сегодня лишь одна фракция, в Национальном Собрании Армении, состоящая из девяти депутатов (блок «Елк») ставит вопрос о необходимости выхода Армении из ЕАЭС и связывает будущее страны с евроинтеграцией, то уже в ближайшее время, число партий, стоящих на этих позициях заметно возрастет.

Далее, хотелось бы привести результаты опроса в отношении ЕС и НАТО. Здесь мы также имеем серьезные изменения во взглядах людей. Так, 78,67% респондентов считает ошибкой не подписание в 2013 году Договора по Ассоциации с ЕС (напомним, что в сентябре 2013 года, перед Вильнюсским Саммитом по «Восточному партнерству», руководство Армении достаточно неожиданно обьявило об отказе подписать Договор по Ассоциации с ЕС. Одновременно было обявлено о том, что Армения хочет стать членом ЕАЭС). Интересно, что 88,67% респондентов высказались за активное сотрудничество с ЕС. Граждане Армении достаточно высоко оценивают помощь ЕС в проведении Арменией политических и экономических реформ: так, положительно оценивают помощь ЕС 35,22% респондентов, а еще 50,44% частично положительной. Кроме того, высоко оценивается роль ЕС и НАТО в мирном разрешении карабахского конфликта: так, около 35,44% граждан считает, что тесное сотрудничество с ЕС и НАТО поможет мирно решить этот конфликт, а 37,00% – частично поможет. Однако, главным результатом проведенного АЦГРС социологического опроса является то, что за будущее членство Армении в ЕС высказалось 58,89% респондентов, а за членство в НАТО – около 61,67%.

Хотим отметить, что в Армении несколько организаций, в последние 3-4 года проводили опросы в разных возрастных и социальных группах армянского общества (см., например). Эти исследования были посвящены изучению настроений в армянском обществе в отношении ЕС и НАТО. И во всех из них наблюдался стабильный рост интереса к ЕС и НАТО в армянском обществе. Поэтому, полученные нами высокие проценты за будущее членство Армении в ЕС (58,89%) и НАТО (61,67%), не вызывают большого удивления. Граждане Армении разочарованы в политике России и ОДКБ в регионе Южного Кавказа, поэтому и ищут альтернативы.

Для демонстрации того, насколько полученные нами результаты репрезентативны, нами была сделана оценка следующей ситуации: возможное изменение показателей за будущее членство Армении в ЕС и НАТО, если бы в нашем социологическом опросе доля жителей сельских районов возросла бы на 25% (как известно, в сельских регионах традиционно более высокий процент граждан Армении связывает свое будущее с Россией и ЕАЭС). Оказалось, что это всего лишь на 3-5% уменьшило бы процент сторонников европейской и евроатлантической интеграции в Армении.

Мы также хотим привести здесь и другие факторы, по нашему мнению серьезно повлиявшие на настроения в армянском обществе. Так, около одного миллиона граждан Армении каждый год отдыхает на черноморском побережье Грузии. Их привлекает как ценовая доступность отдыха, так и многообразие предоставляемых услуг (уютные кафе и рестораны, аттракционы, идеально чистые пляжи и многое другое), а также прекрасная работа полиции, обеспечивающая безопасность туристов. А так как в армянском обществе успехи в Грузии, в особенности в области борьбы с коррупцией, связывают с активным сотрудничеством соседней страны с ЕС и НАТО, это оставляет глубокий след в общественном мнении граждан Армении. Завершающим штрихом в этом процессе стало получение гражданами Грузии, в феврале этого года, безвизового режима с ЕС. Очевидно, что грузинская модель развития гораздо более привлекательна, нежели, то, что мы имеем сегодня в Армении: безнаказанная коррупция, теневые экономические и финансовые схемы с российскими государственными корпорациями, неконтролируемые действия армянской олигархии и выдавливание ею малого и среднего бизнеса, тесное сотрудничество олигархов России с армянской бюрократией и олигархией и многое другое.

Конечно, мы могли бы привести и другие факторы, приведшие к серьезным изменениям в настроениях граждан Армении. Например, участившиеся поездки наших граждан в европейские страны, где они наглядно видят, как работают такие демократические принципы, как, например, верховенство закона и разделение властей. Однако и этого достаточно, чтобы понять, что необходимо делать: в стране необходимо проведение серьезных реформ, включая реальную борьбу с коррупцией, принятие антидискриминационного законодательства, а также законодательства против семейного насилия. Жизненно важно подписание, в ноябре 2017 года в Брюсселе на Саммите «Восточного Партнерства», Нового Договора с ЕС (CEPA). Кроме того, необходимо возвратиться к многовекторной региональной политике. Возможно, было бы правильно заморозить наше участие в ряде программ в ЕАЭС и многое другое, что соответствовало бы настроениям и требованиям граждан Армении.

Отдельной темой для беспокойства является то, что расклад политических сил в Национальном Собрании Армении (НС Армении) не имеет ничего общего с настроениями, существующими в армянском обществе. Как уже говорилось выше, около 59% граждан Армении видят будущее страны в европейской интеграции, в то время как в НС Армении всего лишь 8% депутатов (это 9 депутатов из блока «Елк», из 105 депутатов НС Армении) разделяют эти настроения. Очевидно, что это серьезная проблема для страны, когда парламент никак не отражает настроения в обществе. И это при том, что последние выборы в НС Армении состоялись в апреле 2017 года.

Отдаленность политической элиты и бюрократии от народа и его чаяний, вот основа серьезных политических напряжений в ближайшем будущем. И об этом необходимо думать уже сейчас, вплоть до необходимости проведения новых, более прозрачных и демократических выборов в Армении, опирающихся на многопартийную избирательную систему. А это уже, возможно, поможет избежать политических потрясений в стране.

Степан Григорян
Руководитель Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству
Программа  “Улучшение обсуждений политики безопасности в Армении” (NED)
Армянский Институт вопросов Международной Безопасности (АИМОБ)

Newsfeed