Давид Пахчанян: Эпоха чиновников прошла

Давид Пахчанян: Эпоха чиновников прошла

Нужно не ждать, а генерировать идеи, находить решения и устранять проблемы. Пора сменить парадигму компетенции.

Когда берешь интервью у членов государственного аппарата, интуитивно ожидаешь увидеть чеховского чиновника с пороками, злоупотреблением властью и самолюбованием.

Приятно осознавать, что отдельные люди не просто меняют устоявшийся стереотип, но и пытаются возвести в тренд новый формат государственного управленца – менеджера, призванного решать проблемы в фиксированные сроки. Решать, устранять, но не создавать.

Получается ли это у Давида Пахчаняна, узнаем в ближайшее время.

Давид, Вы не только заместитель министра обороны последние 8 месяцев, но также репатриант. Расскажите, как было принято решение о вашем назначении.

Предложение поступило от президента Армении. Удивило ли меня? Отчасти. Уже несколько лет являюсь членом совета фонда «АрАр», так что было четкое понимание проблем военной тематики. Ты стоишь перед осознанием, что можешь отказаться – и пусть ищут другого – либо принимаешь на себя ответственность и начинаешь вникать полностью в ситуацию, видеть не только проблемы, но и пути решения. Сказать нет – самый простой выбор.

Вы ощущаете, что должность повлияла не только на карьеру, но и на вашу повседневную жизнь?

Апрельские события заставляют каждого из нас всё больше ощущать ответственность за страну. Если ты можешь влиять на ход событий, то нельзя пренебрегать подобной возможностью. Это и есть чувство долга, в моем понимании. Безусловно, это повлияло на мою жизнь, работа по 16 часов в сутки – это норма, нелегкая ситуация для семьи.

Что значит быть армянским чиновником? Это преимущество или бремя?

Разочарований нет. Наше ведомство – одно из наиболее дееспособных. Так что я настроен достаточно оптимистично. Ключевое изменение, что должно коснуться государственного аппарата, надо переосмыслить ответственность чиновника.

Кстати, лучше применять другой термин – «государственный управленец» – лицо, решающее поставленные задачи, а также формирующее задачи. Нужно не ждать, а генерировать идеи, находить решения и устранять проблемы. Пора сменить парадигму компетенции.

Есть ли краткий путь преобразования чиновника в менеджера от госаппарата?

В первую очередь, это правильный подбор людей на ключевые позиции, после этого возможна трансляция подходов вниз по управленческой лестнице. Откуда могут взяться эти люди: из бизнеса, из серьезных НКО и из госаппарата. Кстати, участие в НКО дает развитие кругозора и понимание социальной ответственности. Плюс вопрос оплаты деятельности, если мы говорим о реальной эффективности, а не фактическом пребывании в кресле должностного лица или использовании своего положения для решения личных задач.

Человек может развиваться сам и предлагать оптимальные решения для ведомства, если его труд адекватно оценивается. Речь идет о нескольких тысячах долларов для государственных топ менеджеров, возможно, зарплата может быть ниже, чем в коммерческом секторе, но должна быть сопоставимой. Это сложно, если народ относится с недоверием к власти, такого порядка зарплаты воспринимаются не как способ привлечения достойных людей, а как способ дополнительного обогащения. Поэтому ключевой вопрос – вопрос доверия.

Иначе получается, как в моем случае, можно найти человека только, если он уже решил задачу по обеспечению семьи, готов в какой-то мере пожертововать будущими доходами и плюс готов сам финансировать какие-то моменты, которые невозможно обеспечить госсредствами. Хорошо, что в нашем новом правительстве есть такие люди, но это неустойчивое решение.

Давайте поговорим о вашей общественной деятельности. Вы донор ряда ключевых армянских проектов: RepatArmenia, ArAr, AYB. Чем они вас привлекают?

Я участник, не донор. Это ключевая разница. Ты даешь не просто деньги, но и свои знания, время. Участвуешь в обсуждении и принятии решений. Все указанные проекты имеют отношение к человеческому капиталу и затрагивают в разной степени два главных столпа общества – образование и оборона – именно на них и держится нация и государственность.

Сегодня система образования, предложенная Айбом, встречает как сторонников, так и критиков. Причина – в несовершенстве программы или недостатке информации о самом концепте?

Начну с того, что Айб – это не бизнес. Все доходы, полученные от родителей, направляются на обеспечение учебного процесса и развитие инфраструктуры. Плюс в старшей школе всем тем, кто не может полностью оплатить образование (а это примерно 80 %) выплачивается стипендия (грант) для оплаты образования, в некоторых случаях, для детей из регионов, вдобавок к полной стипендии обеспечивается проживание. Стоимость образования – это объективная цифра. Зарплата учителя должна быть достойной, чтобы он мог именно передавать знания. В идеале – не менее тысячи долларов, если педагог берет полную ставку. На практике ни один учитель не может ее осилить, т.к. у нас жесткие требования к учебной программе. Мы хотим возродить престиж профессии учителя.

Есть мнение, что новые проекты Армении призваны создавать некую изолированную среду для участников программ, создавая искусственный социальный вакуум. Вы согласны?

В Айбе нет оторванности от реальности, просто среда иная. Здесь учат детей работать на полную катушку, учиться быть креативными и открытыми. Основа обучения – воспитание. Важно понимать, каким ты хочешь сделать человека, это его социальный скелет, а потом уже нанизываются знания. Наша цель – сделать их приспособленными к конкуренции в мировом масштабе, так как страна конкурирует глобально. Хочу подчеркнуть, что, как и предполагалось с самого начала, идет масштабизация проекта школы – это международно признанная платформа Араратского бакалавриата, которая со временем будет доступна каждому ребенку в Армении, мотивированному на образование.

Вы также член фонда «АрАр». О нем крайне мало информации. В чем идея и задачи?

Мы не секретная организация (смеется). Нам не хватало действия в клубе «5165», поэтому мы решили создать «АрАр» – из названия которого следует, что он призван действовать и созидать. Мы взяли различные спектры отраслей, где необходимо создавать компетенцию, насыщать ее. Постепенно особое значение перешло на оборонный комплекс. Второй ключевой задачей мы определили воплощение сгенерированных идей в партнерстве негосударственного сектора и государственного аппарата.

Как вы оцениваете, будучи сегодня репатриантом, деятельность фонда RepatArmenia? Есть замечания или предложения?

С момента создания фонда я был в курсе всех инициатив. Мне близка идея, что необходимо оформить армянскую среду под репатриацию. Страну делают люди. Быть здесь и дышать проблемами своей родины, предлагая решение.


Если мы говорим именно о профессиональной репатриации, то какие проблемы объективно мешают ее реализации в полной мере?

Есть насущная потребность в ней. Сегодня я работаю с людьми, у которых есть компетенция в сфере высоких технологий, многие из них постепенно переносят свои интересы в Армению. Это необходимо использовать. Это и трансляция знаний, и возможность иметь самые передовые технологии. Мы находимся в военном положении – это, по сути, главное препятствие к профессиональной репатриации в крупных масштабах. С другой стороны, если воюешь, то понимаешь, как лучше воевать. Не сочтите меня милитаристом. Хочешь мира, готовься к войне.

Какую трансформацию сознания в обществе вы наблюдаете с момента назначения на должность заместителя министра обороны?

Пришло осознание, что защитить себя можем только мы сами. Готовность самостоятельно защищаться – наилучшая стратегия. Сказанное не означает, что нам не нужны союзники, наоборот, чем лучше ты готов защищать себя сам, тем легче найти взаимопонимание с союзниками.

Какие ключевые задачи вы ставите лично перед собой на посту?

Первое: Создавать максимальные условия превосходства в случае военных действий.

Второе: Уменьшить зависимость от ввозимой техники, т.е. уметь создавать для своих нужд и экспортировать самую современную военную технику.
Третье: Работая с коллегами из других ведомств и негосударственных организаций, создать механизмы для развития человеческого капитала, в том числе путем переезда специалистов в Армению, и для привлечения его в оборонную сферу.
Четвертое: Организовать рациональное финансирование оборонного комплекса, специальное – для перспективных разработок, привлечение негосударственных инвестиций.

Есть и другие важные задачи.

Впереди нас ждет 1 апреля 2017 года. Не могу не задать вопрос. Чего бояться, с чем мириться и чего ждать?

Конфронтальная парадигма не меняется за один день. Противостояние с тюрским миром есть, и пока нет причин для его прекращения. Пора лишь сменить конфигурацию противостояния. Не ожидать постоянно чего-либо плохого. У человека должно быть чувство уверенности, что именно он решает проблему и находится на сильной позиции. Ожидание спасителя вредит.

repatarmenia.org

Newsfeed