Вашингтон будет действовать в рамках решения карабахского конфликта с позиции силы. Трофимчук

Вашингтон будет действовать в рамках решения карабахского конфликта с позиции силы. Трофимчук

Собеседником газеты «168 часов» является международник, эксперт по безопасности и обороне, российский аналитик Григорий Трофимчук.

-Господин Трофимчук, анализируя все последние заявления сторон НК конфликта, России и Америки, на какой стадии находится переговорный процесс конфликта? Как будет развиваться переговорный процесс?

– Переговорный процесс по Карабаху находится в той же самой стадии, как и в конце апреля 2016 года, если не считать резкого, заметного даже со стороны снижения его интенсивности. Сегодня нет уже в таком количестве встреч, заявлений, визитов. Видимо, кто-то посчитал, что всё улеглось, успокоилось, забылось и, даже более того, вернулось к своему стандартному формату, предшествовавшему «апрельской войне».

Это опасное заблуждение. Опасность текущего сна состоит в том, что с конфликта снята печать статуса-кво, и ситуация может взорваться в любой момент. Армения и Азербайджан уже далеко не те, что были до апреля. Азербайджан постоянно готов воевать, а Армения не собирается теперь отдавать ни одного миллиметра земель, в каком бы статусе они формально ни находились.

Не выполнены даже те решения, которые были приняты в Вене и Санкт-Петербурге, которые касались широкого спектра параметров по урегулированию конфликта. Наблюдателям практически ничего не известно о тех шагах на линии соприкосновения, которые должны быть сделаны согласно решениям на указанных саммитах. Нет ответа и на один из главных вопросов: так кто же начал ту войну и кому нести за это ответственность, включая финансовые и экономические потери.

Поэтому в самом худшем случае переговорный процесс может быть снова активизирован, как бы для формальной демонстрации усилий. Но в самом тяжёлом случае для него решения по-прежнему нет. Цель переговорного процесса – просто удерживать ситуацию от обвала в войну. Тактика без всякой стратегии.

-Чем был обусловлен визит Мамедъярова в Москву, после чего он заявил, что недоволен переговорами в Москве? Была еще информация, что Москва старается организовать встречу на уровне глав МИД Азербайджана, России. Каков был московский сценарий переговоров на этот момент и против чего выступает Азербайджан?

-Визит главы дипломатического ведомства АР был обусловлен непрерывным желанием ускорить решение конфликта, придать ему какую-то динамику пусть даже на пустом месте. Так как вообще не встречаться по этому поводу просто нельзя, это было бы очень странно. Поэтому итоги встречи не могли быть никакими иными, кроме формальных. Именно поэтому Э. Мамедъяров публично высказал неудовлетворение ходом процесса, что не совсем свойственно дипломату.

Если уже у высших дипломатов не выдерживают «швы», то можно представить себе общее напряжение в зоне конфликта, откуда по-прежнему вывозят мертвецов. Не говоря уже об общей геополитической обстановке, приходу новой администрации Белого дома, что вносит свою нервозность в процесс, так как многие участники, стороны конфликта не понимают, куда течёт ситуация, и стоит ли ждать какого-то сигнала из Вашингтона. Тем более, уже наготове и новый фактор по обострению ситуации на всём Южном Кавказе: резко негативное отношение администрации Дональда Трампа к Ирану.

Встречи сторон на уровне глав МИДов были и будут, как всегда. Но сегодня они уже ничего не решают. Сценарий Москвы – только один: не допустить вооружённой эскалации конфликта, сваливания в войну, так как с двумя войнами недалеко друг от друга (Донбасс и Карабах) вряд ли кто уже справится.

Что касается Азербайджана, то он выступает за передачу ему земель, и как можно быстрее. Баку готов рассматривать разные схемы, но главный параметр для него один: конкретика и скорость. Пока что нет ни того, ни другого, и это нервирует азербайджанскую власть.

-Наблюдаете ли Вы накаленность отношений между Москвой и Баку? Если да, то что послужило этому причиной?

– Накалённости между Москвой и Баку нет. Есть, как я уже сказал, рвущееся уже наружу недовольство Баку тем, что после апреля не сделано ничего. Если ситуация будет тянуться так и дальше, то напряжённость вполне может возникнуть, тем более, что активизация антииранской политики Вашингтона будет прямо влиять и на все региональные процессы, не говоря уже о самом Карабахе. Важный вопрос состоит в том, какую позицию займёт в таком раскладе Вашингтон по отношению к Азербайджану, с учётом того, в частности, что в Иране проживает огромная масса азербайджанцев.

Исходя из всего этого, можно сказать одно. Россия, Армения и Азербайджан, видимо, упустили свой последний шанс по стабилизации обстановки в регионе, который надо было использовать с осени прошлого года, когда США были заняты собственными проблемами. Не стоило дожидаться цементирования «трона Трампа».

-Госсекретарь США Рекс Тиллерсон на днях сказал, что будет работать с властями Армении и Азербайджана в направлении достижения мирного решения в вопросе карабахского конфликта, что позволит обеспечить стабильность и процветание в регионе и что нагорно-карабахский конфликт – «угроза для стабильности в регионе». По Вашему, каким будет позиция, вовлеченность новой администрации и нового госсекретаря в НК конфликте и как будут работать Москва и Вашингтон в зоне этого конфликта?

-Это очень серьёзное заявление, так как многим экспертам почему-то казалось, что Трампу (по крайней мере, в первый год президентства) будет совсем не до Карабаха. Оказалось, что этот конфликт не просто в приоритете американской международной политики, но и обозначен Тиллерсоном как вопрос национальной безопасности США. Похоже, что даже транспортные сырьевые схемы Вашингтон интересуют не так сильно, как именно политический статус конфликта.

Нет сомнений, что Вашингтон будет действовать в рамках решения карабахского конфликта примерно теми же методами, которые уже продемонстрированы по другим важным вопросам мироустройства. То есть, с позиции силы. И, надо сказать, Трамп получил на это полное право за счёт того, что США резко усилились при своём 44-м президенте. А теперь 45-му, Трапму, стоя на плечах Обамы, действовать уже намного легче.

Администрация Трампа будет формировать и выдвигать свои варианты решения проблемы Карабаха и конфигурации всего Южного Кавказа, а остальным странам придётся, к сожалению, или прислушиваться к ним, или идти на прямой конфликт с Вашингтоном. Это уже не демократ Обама, который где-то действовал с помощью уговоров.

Аракс Мартиросян

Newsfeed